Iliogrant
«А что подумал Кролик, никто не узнал, потому что он был очень воспитанным»
- Тсссс.
Я приложил палец к его губам, заставляя замолчать.
- Давай сегодня просто забудем обо всем. Завтра с утра начнем, как и раньше, изводить друг друга, выводить из себя и плеваться ядом…
- А сегодня?
Он усмехается, в глубине наглых глаз пряча боль.
-А сегодня я буду твоим лекарством.
И, не давая сказать ни слова, притягиваю к себе и целую. Нежно и ласково, так несвойственно мне. Или той части меня, которую видят остальные? Он замирает в моих объятьях, изумленный этой нежностью, а я не обращаю внимания, не выпуская из плена его губы. Секунда его замешательства кажется такой долгой. Но мысли о том, что он сейчас оттолкнет и скажет что-то язвительное, не возникает. Сейчас мы слишком серьезны. Слишком открыты. Слишком слабы.
Ловлю судорожный вздох и чувствую как расслабляется тело в моих руках, как подается навстречу.
- Будь. Прошу.
Я едва улавливаю его шепот и снова заставляю замолчать.
Буду, буду, мой гордый насмешливый змей.
Но только сегодня. Расслабься, никто не узнает. Мы ведь не имеем права на слабость. Демоны не влюбляются. И не страдают от предательства любимого существа. Просто позволь мне быть для тебя забытьем.
Я покрываю поцелуями лицо рыжего демона, шею и плечи, ласкаю тело, и он отвечает, желая забыться. Пусть даже и в чужих объятьях. Изливаю на него океаны нежности – и откуда у меня столько? Отдаю себя, позволяя не сдерживаться и выпустить весь темперамент и силы. И он соглашается на эти правила, раскрываясь и набрасываясь на меня с какой-то отчаянной страстью. Я знаю, что в этот момент он пытается выкинуть мысли из головы о другом. Но это не больно – ведь он настолько доверился мне.
Он всегда был умелым любовником – инкубы не бывают другими, но сейчас все еще ярче, потому что это – не просто секс. Магия, откликаясь на наши эмоции, окружает, окутывает, проникает внутрь, заставляя меня задыхаться от возбуждения, а его – от запаха крови. Глаза змея вспыхивают алым и он тихо рычит, разрывая когтями остатки одежды на нас обоих. Я на удивление покорен и подчиняюсь, без обычной мне дерзости и борьбы. Только подхватываю его движения и ласки, отвечая на них своими, наполненными утешением, нежностью, уверенностью и кровью. Я всегда пахну кровью.
Он входит одним рывком, больно и жестко, заставляя меня недовольно защелкать появившимися на секунду жвалами. И останавливается, глядя мне в лицо, с недоумением и почему-то нерешительностью, с застывшим в глазах вопросом «Что я творю?».
Я лишь улыбаюсь ему в ответ, ласково обводя контуры лица и касаясь ресниц. Нет, мой змей, не останавливайся. Все так и должно быть, разве нет. Рывок – и он сам теперь лежит на спине, от неожиданности обхватив меня за плечи. Наклоняюсь и касаюсь его губ своими, невесомо и почти целомудренно. Я сам начинаю двигаться, чувствуя, как с каждым движением он проникает в меня все глубже, заставляя стонать. Мы оба едва успеваем дышать от накатывающего на нас наслаждения, пряного, горьковатого от тоски и безнадежности. В его глазах застыли не прошеные слезы, и я собираю их губами, заставляя посмотреть на меня. На меня, а не на мысленный образ того, другого.
Он тянется ко мне, на этот раз – неуверенно и с мольбой в глазах. Никто и никогда больше не увидит тебя таким. Ведь ты не имеешь права на такие чувства. Как и я. Я принимаю все, что ты отдаешь мне, вбираю в себя твои отчаяние и боль, не заставляю, но даю возможность забыть. Пусть ненадолго, пусть всего на одну ночь. Но это только начало. Я надеюсь на это.
Мы достигаем пика одновременно, глядя друг другу в глаза и выпивая протяжные стоны. Тела выгибаются, а ты неосознанно цепляешься за меня. Сегодня я – центр твоего мира. Сегодня я – твое лекарство от воспоминаний.
Я падаю рядом, но не отпускаю тебя, а ты совсем не стремишься выбраться из кольца моих рук. Мы лежим, не двигаясь. Я знаю, о чем ты думаешь, но молчу. Знаю, что поневоле сравниваешь нас и снова вспоминаешь его. Он был таким же с тобой? Ты мог себе позволить так же раскрыться с ним? Нет, это я тоже знаю абсолютно точно. Но ты все равно тоскуешь по нему, мой огненный змей. Ничего, это пройдет. Будет длиться долго и больно, но – пройдет. Время лечит.
А я не оставлю тебя и помогу всем, чем только возможно. Мои пальцы скользят по щеке, и ты оборачиваешься. Смотришь в глаза долго и пристально, а потом обнимаешь, утыкаясь в грудь и тихо шепчешь.
- Помоги мне. Стань моим лекарством от него. Не только на эту ночь.
Я только тихонько улыбаюсь и касаюсь губами твоих волос.
- Стану.

@темы: Мой бред, Яой