00:25 

Однажды в лесу, или захолустный детектив

Iliogrant
«А что подумал Кролик, никто не узнал, потому что он был очень воспитанным»
Однажды в далекой-далекой галактике… Уже было? Хм… Тогда так. В Тридевятом Царстве, в Тридесятом Государстве… Что значит – у меня склероз и это тоже было?! Не перебивай меня. Я читаю – ты слушаешь, ясно?
Вот, сразу бы так..
На чем мы остановились? Ах, да… Шут знает где, у черта на куличках, стоял лес. Простой лес, ничем непримечательный – никаких гиблых болот, жутких лесных монстров или лепреконов с золотом. По соседству с лесом стоял городок, тоже совершенно обычный, и жили там обычные люди. В лесу тоже поселение было. Нет, не дикари. Какое единение с природой? Причем тут костры с травой и бутылки с зельями? Ты где вообще такого набрался?? От кого? Нет, ну это надо! Я тебе больше с ним общаться не дам. И мне все равно, что это мой брат! Нашел чему ребенка учить… А ты его не слушай, а слушай меня. Слушай, я сказал, иначе сказку тебе мой папа читать будет.
То-то же. Жили в этом лесу зверолюди. Жили, не тужили, пока в лесу не начались твориться странности. А точнее, в лесу начали неожиданно пропадать жители. На первую пропажу не обратили внимания – ну подумаешь, заяц опять ушел. Никто в посёлке даже беспокоиться особо не стал – этот длинноухий авантюрист частенько пропадал на несколько дней, отправляясь «в путешествия» до ближайшей пустой берлоги, которой устраивался и строчил очередной роман века. Шаман передал весточку зверятам, чтоб дали знать, если увидят, и успокоился. У него были гораздо большие проблемы, чем поддавшийся приступу графоманства ушастый. Духи практически прекратили с ним разговаривать. Отвечали через пять раз на шестой, а за услуги требовали такую цену, что проще самому переродится, чем выплатить. Но когда через два дня к шаману пришла заплаканная барсучиха с просьбой помочь найти пропавшего сыночка, волк забеспокоился. Казалось бы, ничего страшного, дети существа шебутные. Заблудился где-нибудь и быстро найдется, но индикатор неприятностей ясно намекал, что не все так просто. Едва не убившись и не оставшись без души, шаман провел обряд, и духи выдали ему информацию, да такую, что волк чуть не поседел. Мальчишку выкрали, это раз. Его душу разделили с телом, это два. И эту душу где-то заперли, это три. Где, кто и как – резко разобидевшиеся духи говорить отказались.
Вот тогда всполошился не только шаман, но и все лесные жители. Весть о неведомом тате разнеслась со скоростью трещащих сорок. Расспросами были замучены все зверолюди, осмотрен и обнюхан каждый куст в лесу… Результатов не было, барсучонка так и не нашли.
Каких трудов стоило шаману, к которому пришла лесная делегация, утихомирить старосту, не рассказать. Каких же сил ему стоило расследование – и вовсе отдельная история, по которой можно справочник написать, посвященный болезням и психологическо-магическим пыткам. Но постепенно картинка начала проясняться, и вот тогда печенка уже не намекать начала, а вопить дурным голосом о том, что пришел в их лес белый северный лис. У шамана появились недобрые конкуренты…
Через две недели, в течение которых хвостатые детективы поставили на уши не только весь лес, но и половину городка, в окно к Серому прилетел один из его надежных осведомителей – воробей, - и хорошо поставленным голосом сообщил, что в лес заявилось неизвестное лицо(потому что за капюшоном лица не видно), и в одиночестве идет по тропинке. Волк, сидевший над изготовлением очередного амулета, таким взглядом на воробья зыркнул, что тот попытался изобразить обморок и выпал из окна от греха подальше. Притушив зеленое пламя в глазницах, шаман спешно накинул на себя ожерелье из клыков и помчался узнавать кто там такой смелый.
Нет, я не знаю чьи это были клыки. Что? Он что, дурак – у себя клыки выдирать? Там же никакой медицины нет! И вставных челюстей тоже не делают. Тебе чколько раз говорить – заткнись и слушай.
Ну, так вот, побежал он выяснять кто в лес приперся, потому что как только городские узнали об исчезновениях, дураки соваться в лес сразу же пропали. Наверное, волк только один и не боялся без сопровождения холить. Хищник он или старушка в бигудях?
Бежал он довольно долго, так как воробей, зараза, о местонахождении гостя доложить не удосужился, и приходилось останавливаться, чтоб задать парочку вопросов. Но все же он это сделал. Да, сделал! Только помогли ему не лесные жители, а запах. Одуряюще вкусный, как кошачья мята для лесного кота. Стоило только уловить – и с пути волчара больше не сбивался, мчась как корабль в ночи на свет маяка. То есть быстро, но осторожно. Потом он этого гостя увидел. Им, а вернее, ею оказалась девушка – блондинка, главной деталью одежды которой был ярко-красный плащ с капюшоном. Зачем она такой надела, если он внимание привлекает? А я откуда знаю? Тебе же русским по белому сказано – блондинка. Что ты еще хочешь?
Так вот, повторяю. Блондинка в красном плаще с капюшоном, в мягких штанах, рубашке и сапогах. В руке – корзинка плетеная, которая этот вкуснющий запах и источала. Облизнувшись, волк аж сам не понял когда успел выскочить и перегородить девчонке дорогу. Вздрогнув, она завизжала и шарахнулась назад.
- Пррости, не хотел тебя напугать… – Рыкнул зверолюд, делая шаг назад и активно принюхиваясь. Не удивительно, пирожки у нее в корзинке ароматные и пахнут так, что даже у меня слюнки текут. Что уж говорить о волке с его чувствительным обонянием. Иди ты знаешь куда? На кухню! У меня просто воображение богатое.
- Ничего. Просто ты так неожиданно появился… – Девчонка быстро успокоилась и уже доброжелательно улыбалась волку, рассматривая зверолюда едва ли не с детским любопытством. А зверь наоборот, нахмурился.
- Разве ты не знаешь, что ходить по лесу в одиночку сейчас опасно? Куда ты направляешься? – Но расслабился и начал вопросы задавать. По привычке те, что в голове крутились с самого начала этих исчезновений. Ну никак волк не мог понять – почему девчонка-то одна пошла, если ей так приспичило?
- К бабушке в гости, она живет на той стороне леса. Вот пирожки ей несу, – снова одарив серого улыбкой «а-ля куколка», девочка открыла крышку корзинки и сунула зверолюду в морду, вроде как чтоб он убедился. Вот тогда шаман и понял, что значит по-настоящему уйти в астрал... Никаких медитаций и зелий не понадобилось. Глазки затуманились, лапки опустились..
- Ага. Ясно. Давай я тебя провожу, а то мало ли…
- Так это правда? – Не замечая состояния волка, блондинка всплеснула руками. – В лесу правда жители пропадают? А я-то думала, наши по-пьяни наслушались и теперь заливают всем подряд..
- Нет, не заливают. – Волк вдруг усмехнулся, а девчонка настороженно так на него взглянула. Особенно – на впечатляющий набор зубов… Зверь же продолжил. – Не врут слухи. Так что в городе передай, чтоб поодиночке не ходили. А тебя я сейчас провожу, вдруг тать объявится.
- Нет! – широко распахнув глаза, девчонка руками всплеснула, так что с притропиночного куста чуть любопытную синичку не сшибла. – Там же бабушка у меня. На краю леса, в избушке живет. Одна! А вдруг с ней что-то случилось? - заметалась человечка перед зверем, руки заламывает, головой качает, так что капюшон аж слетел, открывая милое личико и голубые глаза. - А, может, ты мне поможешь? - осенило девицу и, молитвенно сложив ручки, она кинулась к волку. Еще и на жалость давить начала, а ни один мужик против женских слез не устоит, будь он хоть десять раз волком.
- Раз на меня не напали, так и дальше не нападут, тут осталось дойти совсем чуть-чуть. Не мог бы ты добежать до ее домика и посмотреть все ли с ней в порядке? Пожалуйста!
Волчара исключением не стал. Заторможено кивнув, он рыкнул.
- Хоррошо. Как к ней добраться?
- Спасибо Вам, господин волк! – на лице девицы сразу же появилась широкая улыбка, как у щенка, которого покормить пообещали. – Очень просто.
Выдав короткие и понятные инструкции, она проследила, как волк скрывается за деревьями, и довольно улыбнулась. В глазах куколки появились отблески ума.
Она сунула руку под плащ и вытащила резной амулет, сжав его в ладони.
- Бабушка, жди. Сегодня придет хорошая добыча…
А волк тем временем ломился сквозь кусты, как бешеный осел, не замечая препятствий. До тех пор пока под лапы корень не попал. Что, что... Въехал со всего размаху в кусты колючек и носом землю пропахал. Под лапы-то смотреть надо. Плюхнулся на пятую точку и замотал башкой, пытаясь мозги на место поставить. А как поставил – еще раз долбануться захотел, уже самостоятельно. Нет, не был он мазохистом, с чего ты решил-то? Нет. Это чтоб мозги уже капитально на место поставить, ну и еще за собственную глупость в наказание. Понял просто, что за пирожки ему понюхать дали.
Посидел еще минут пять, все колючки вытащил и побежал дальше. Как куда – к бабушке. Чего это ты такие глупые вопросы задаешь? Неужто спать уже хочешь? Я тогда пойду.. Эй, стоп! Оставь мою рубашку в покое, не надо меня тянуть! Хватит! Сяду, я, сяду, успокойся только.
Где остановились? Аа.. Ага, нашел.
Прибежал волк по указанному адресу – и правда избушка стоит. Добротная такая деревянная изба. Ну, он, как нормальный зверолюд, на задние лапы встал, по ступенькам поднялся и в дверь постучал.
- Ей, есть кто дома? Меня прислала Ваша внучка.
В ответ – тишина. Не понравилось это волку, он еще сильнее постучал, так что дверь почти не выломал. Зато сразу голос изнутри послышался. Старческий, скрипучий такой и противный-противный, как голос твоей няни, когда она опять тебя распекает.
- Слышу, слышу… Дерни за веревочку, дверь и откроется .
Ну волк и дернул. Запомни раз и навсегда – никогда не дергай за подозрительные веревочки. Дверь распахнулась и бедный волк, который и так себе морду помять успел, едва по этой самой морде не получил. Еле увернуться успел от обуха топора, нос ему летящего. Отскочил, а враг неведомый на него попер – здоровый бугай с топором. Машет им, как карапуз прутиком, волка достать пытается. А за ним из дома еще парочка таких же выбегает, аж взглянуть страшно. Как будто шкаф на ножки поставили, вот какие. И давай волка пытаться оглушить… А на крыльцо бабушка вышла и криками своих бойцов подбадривает. Те только больше стараются, да вот беда – тела слушаются плохо. Волк тоже не дурак, а шаман со стажем – больше вопросов, куда души пропавших посадили, не возникало. Как понял? Слушай, тебе что, все отличия големов, гомункулов и искусственно созданных тел описывать? По комплексу визуально-магических признаков! Да что ж это такое! Не надо глаза такие делать, а то я подумаю. Что ты тоже пирожков нанюхался. По глазам и запаху почуял… Как, как… Блин, чуйка хорошая!
Так вот… Опять? Топоры зачем, если дубинки удобнее? Да не знаю. Но по секрету скажу – внучка колером пошла в бабушку. Нет, не по умственному развитию! Не перебивай, сказал, тут эпическая битва, а ты лезешь со своими вопросами.
И вот вертится между ними волк, чтоб тело не поранить – жалко ведь, бедных, - и самому по кумполу не получить. Но не зря он кучу времени над амулетами просидел, ох не зря. И ловушку для душ делал тоже. Набор клыков с шеи снять умудрился, да и заехал в лицо первому бойцу. Тут осел сразу же, а сам волк увидел, как призрачный барсучонок торопливо в клык забирается. Ну, остальные не поняли, замешкались… А волк хлысть одного, хлысть второго.. Ведьма аж взревела:
- Убиить!!
Видно, расхотела волка живьем взять. Своя-то шкурка дороже, как говорится. Видно, не совсем блондинка была. Ну, после такого серый и вовсе как с цепи сорвался. Ему жить тоже хотелось. Трижды по маковке едва не получил, один раз ухо поцарапал, но все души в амулеты перетащил. Встал среди лежащих тел, к бабке-ведьме развернулся, рычит тихо, но угрожающе.
- Ах ты серая тварь, ты знаешь сколько времени у меня ушло на то, чтоб отловить материал? А чтобы астрал заблокировать? – Взъярилась старуха. А ведь до того вполне благообразной бабушкой выглядела. Чепчик, платье цветастое…
Ветвистая молния срывается с растопыренных рук, но волк готов и уворачивается, прыгая вперед и в сторону. А оптом еще раз и еще, с рук старушки молнии сыпятся, как блохи с лысой собаки.
Волку все нипочем, ты попробуй с детьми в снежки поиграй, да чтоб ни разу не попали.. Это посложнее будет. Да только во время очередного прыжка печенка снова взвыла, а расслышать ее голос серый не успел – приложило его в спину знатно. Шерсть вспыхнула, волк зарычал, а сзади послышался смех.
- Надеюсь, я не лишила тебя развлечения, бабушка?
Блондинка подоспела, чтоб ей всю жизнь на диете сидеть и все набирать! Я спокоен. Нет, я сказал – я спокоен! Не лезь ко мне, тихо сиди! Тут битва добра со злом, а ты меня пихаешь! Что там дальше-то?
Упал волк на землю, и катается, пламя тушит, пока дамочки довольно ухмыляются, да осторожно лапой к уху тянется, чтоб не заметили и опять двойной молнией не приласкали.
- Нет, внученька, как раз ты. А то умаялась я с ним, возраст-то уже не тот… Да и тебе учится пора.
Новый огненный шар прилетает в волка, подпалив шерсть на кончике хвоста.
- А он шустрый… – подходит ближе, глядя на хрипло дышащего зверя, неподвижно лежащего на земле. Он не двигается, даже не пытается, только схватился за кровоточащее ухо, зажимая пальцами ранку.
- Ты смотри осторожнее, он шаман, как- никак. – Слышится старушечий голос с нотками беспокойства. Блондинка ответить не успевает. Серьга, что ранее украшала ухо зверолюда, трескается под нажимом его когтей и силуэт шамана скрывает зеленое пламя. Вой ввинчивается в уши, а темная зелень накатывает хищным рывком на не успевшую отшатнуться девушку. На мгновение проявляется волчья голова в этом облаке и без единого звука проходит сквозь тело блондинки. Да только на «выходе» держит в пасти ее же, но полупрозрачную и с недоумением на призрачном лице. Рывок живого волка, распластавшегося на земле – и когти входят в грудь ведьмы, а ожерелье захлестывается на ее шее. И снова та же история – душа старушки уходит в один из клыков. Зеленое призрачное пламя распадается на десяток волчьих фигур. Они делают круг почета над шаманом, отдают ему добычу в виде души девушки, легко запихнув в узорчатый амулет, и уносятся прочь зеленым туманом. Свою плату они получили гораздо раньше.
Неужто все закончилось? Даа... Как-то все не так... Что? Что дальше? А дальше просто. Тела пропавших зверей и людей, - оказалось что и люди стали жертвами, - нашлись в подвале дома. Повозиться волку, конечно, пришлось, но души он в родные обиталища вернул, да там же, в подвале, и отрубился. Продрых аж целые сутки, пока заяц его не осмелился растормошить. Потом его, как героя, домой отвели. В смысле, благодарили, но держались подальше, так, на всякий случай, только волк людей не отпустил. Отдохнуть заставил, к дому старушки парочку медведей отправил, а потом они всей толпой пошли в город, прихватив с собой тела и запертые души. Что бы там не говорили, но старые заветы зверолюди нарушать не собирались. Пусть людей люди судят, а уж волк поспособствует.
Тут и сказке конец, а кто слушал, тому в следующий раз не будет читать мой папа. Ну что опять? Каждая сказка должна чему-то учить? Ну и что? Чему эта учит? Пф, ну что тут непонятного. Прежде чем делать – разузнай, нет ли рядом серых волков, возможно, что и в овечьей шкуре.

@темы: Мой бред

URL
   

Свалка

главная