Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:24 

Клуб

Iliogrant
«А что подумал Кролик, никто не узнал, потому что он был очень воспитанным»
Клуб. Музыка гремит в ушах, заглушая все остальные звуки, так что не слышно даже того, кто находится рядом. На танцполе парни и девушки двигаются под эту гремящую музыку, кто, попадая в такт, а кто нет. Но это никому не важно, главное – слышать и двигаться в этой клубящейся массе, ловя ее настроение. Блики цветомузыки раскрашивают лица в причудливые расцветки, делая людей похожими на каких-то инопланетян, с разноцветной, пульсирующей как у каракатицы кожей.
Раствориться в этой музыке, забыть про все. Отбросить на какое-то время все предрассудки и запреты, просто «улетая» куда-то далеко. Именно за этим я здесь. Сейчас можно все. Шаг назад, поворот, плавная волна всем телом, с закрытыми глазами, потому что тело и так чувствует, кто находится рядом. Забыться. Раствориться. Уйти. Я чувствую, как чьи-то руки едва касаются меня, заставляя продолжить движение, и резко разворачиваюсь, не на секунду не останавливая движений своего тела. Мужчина. Высокий, черноволосый, с пронзительными глазами, цвет которых не могу разобрать из-за полумрака и мелькающих огней. Красавец, что и говорить. Настоящий хищник. И этот танец – наш. На губах мелькает ухмылка, в глазах – опьянение музыкой. Я делаю шаг навстречу, безмолвно предлагая продолжить, и он это приглашение принимает. Мы кружим друг около друга, как два зверя, обозначая касания, но не касаясь. Мляяяять, ну разве можно двигаться ТАК? Грациозно, завораживающе, пьяняще. Люди вокруг расступаются, давая нам больше места, а некоторые откровенно пялятся. Плевать. Сегодня можно все. Сегодня – моя ночь.
Музыка обрывается резко, на самой высокой ноте и мы останавливаемся, глядя друг другу в глаза. Не знаю что отражается в моих, но в его я вижу желание. Откровенный голод, прожигающий меня насквозь. Мы оба тяжело дышим, но молчим и даже не двигаемся, пока ди-джей не ставит новую мелодию и клуб снова погружается в сумасшедший грохот. Брюнет не выдерживает потрескивающего молниями напряжения между нами первым. Я не слышу, но читаю по губам.
- Пошли.
Он хватает меня за руку и ведет куда-то, проталкиваясь сквозь беснующуюся толпу, содрогающуюся в пароксизме транса. А я не сопротивляюсь, позволяя себя вести туда, куда ему хочется. Потому что тоже этого хочу.
Через пятнадцать минут мы уже в его квартире. Пожалуй, так не гоняет даже Шумахер на своей гоночной «лошадке», как гнал по ночным улицам брюнет. Но мне в кайф, лететь вот так, как будто есть только свобода дороги, и нет ни проблем, ни забот, ни смерти. И есть хищник, что тащит пойманную добычу к себе в логово, удивляясь и радуясь, что эта добыча сама идет туда. За нами захлопывается дверь, и он накидывается на меня, прижимая к стене и впиваясь поцелуем в губы. Жестким, жадным, голодным. Я чувствую его возбуждение сквозь одежду и сам вжимаюсь в это великолепное тело, цепляясь пальцами в волосы и с не меньшим желанием отвечая на поцелуй. Я так и не понял, кто из нас застонал первым. Не успел заметить, как мы перебрались в спальню, раздеваясь на ходу и разбрасывая вещи по всей квартире. Но я великолепно помню как первым рухнул на кровать и застонал от удовольствия, ощутив сверху тяжесть навалившегося на меня мужчины. Слышу как стонет он, и этот звук заставляет подскочить и без того немалый градус возбуждения еще больше.
Я не знаю кто он, не знаю его имени, мы даже ни словом не перемолвились, пока ехали сюда, но мне это не важно. Важны только ласкающие меня руки, губы, жалящие поцелуями, обжигающая своим жаром кожа. Хочу, хочу, хочу… Скорее.. Еще… Кажется, я выстанываю эти слова вслух, извиваясь в его руках, потому что его взгляд полыхает звериным самодовольством. А через секунду оно сменяется таким желанием, что на мнгновение мне становится страшно. Но тело само тянется навстречу, уже не прося – требуя продолжения. Кажется, он удивлен. На губах мелькает и тут же пропадает усмешка, смытая выражением почти болезненного удовольствия, когда я чувствую его внутри себя. Слышу его рычание, его выгибает, а почти невидящий взгляд останавливается на моем лице. С губ срывается стон, я двигаюсь первым и он недовольно шипит. Не любит, когда перехватывают инициативу? Ха. Плевать. Я так хочу. Снова поцелуй, терзающий, болезненный. По-моему, он мне до крови губу укусил, потому что я чувствую солоноватый привкус во рту. Но почти не замечаю этого, едва не крича от выкручивающего внутренности наслаждения, напрочь вышибающего все мозги. А он не прекращает и двигается, двигается, двигается внутри, заставляя биться как под током. А потом – вспышки перед глазами, электрошок по телу и чернильная темнота. Тяжесть рухнувшего на меня тела, тяжелый воздух, хриплое дыхание и легкий поцелуй в висок.

Утром мужчина не обнаружил ни единого следа творившегося ночью безумия. Его одежда была собрана и уложена на кресло, а незнакомец словно растворился с первыми лучами солнца. Только смятая постель и все еще исходящий от подушек легкий запах говорили о том, что все это – не сон. И записка на тумбочке, которую брюнет обнаружил далеко не сразу. На ней размашистым почерком было написано всего одно слово. «Спасибо».

@темы: Яой, Мой бред

URL
   

Свалка

главная