• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: мир либриума (список заголовков)
15:56 

Виттако.

«А что подумал Кролик, никто не узнал, потому что он был очень воспитанным»
Пещера сверкала и переливалась множеством огней. Ледяные светильники искрились, разбрасывая вокруг себя разноцветные блики, снежный ковер мягко переливался всеми цветами радуги, льдинки ажурным кружевом облепили стены, создавая иллюзию хрупкости и невесомости. Здесь царила зима, да и разве в Бъернхейме может быть по-другому? Это – царство холода, и каждый клочок земли здесь – настоящее произведение искусства, которое никто из разумных не сможет повторить. Но снежно-ледяные украшения этой пещеры носили следы чужих рук. Вряд ли матушка-природа могла создать череду улыбающихся ледяных голов в виде «ламп Джека», что, по преданиям, на заре времен обманул саму Смерть. Со стен скалились снежные черепа, а под потолком мела настоящая вьюга, словно ожившая музыка, отражающаяся от стен.
Услышь эти песни кто-то из живых, то замер бы от ужаса, но для кружащихся в бешеном танце существ они были родными. Волчий вой, восторженные взвизги, рычание, клекот, свист ветра в ветвях, завывание снежного бурана перемешались в этих песнях, словно это сам лес и все его обитатели выплескивали вовне все, что испытывали и говорили о том, что хотят испытать. Танец десятка фигур вливался беззвучными нотами в это пение. Похожие на помесь человека и зверя, словно оборотни, застрявшие на середине трансформации, эти существа то ли смешались в драке все против всех, то ли рассказывали друг другу то, что не получилось сказать музыкой. То одно, то другое белоснежное существо выпадало из круга, чтоб подойти к столам вдоль стен. Посуда тоже была ледяной, но преобладал в ней красный цвет, и лучше не задумываться о том, что заморозили хозяева этого места. В какой-то момент танец сошел на нет, нечеловеческая песня затихла, а на возвышение в центре комнаты поднялся человекоподобный волк.
- Охотники! – Разнесся его голос по залу и все присутствующие устремили свои взгляды на него.
- Сегодня – ночь Самхейна. Великий праздник. Так давайте отпразднуем его так, чтоб не жалеть о бездарно потраченном времени. А что может быть лучше охоты на сильную дичь?
В голосе говорившего зазвучали веселье и предвкушение, и ему вторил десяток зарычавших то ли людей, то ли животных. Рухнул снежный покров, заменяющий дверь в пещеру, и на снегу заплясали отражения лучей клонящегося к заходу солнца.
Существа оскалились в диких ухмылках.
- Удачной охоты, братья.
И на мир опустилась ночь.
* * *

- Там, за лесом, будет деревня. – Попытался подбодрить один из местных – Дотун. Был он человеком, но вот уже какое поколение их семья жила в пригороде столицы, променяв тепло аурумских равнин на мороз севера. Он тоже нервничал, но старался этого не показывать. Сегодня они вышли слишком поздно и едва-едва успевали до темноты.
- Эх, хорошо бы. А то не хочется ночевать под открытым небом и пропускать весь праздник. У нас в Ауруме сегодня шествие, вся столица спать не будет. Карнавал, песни, танцы, угощения, фейерверк на центральной площади.. Такое долго не забывается.
Беззаботно заявил один из молодых охранников, но тут же был оборван нахмурившимся Дотуном.
- Если не доберемся до темноты, то этот праздник ты точно на всю жизнь запомнишь.
- Да ты чего?
На удивление в словах молодого парня Дотун не ответил, только головой покачал и Рахнум его понимал. Никогда ни один орк не будет столь легкомысленно отзываться об этой ночи. Орки тоже праздновали Самайн, или, как называли его здесь - Самхейн. Разводили гигантские костры, окружив их рядами защитных камней, приносили дары духам предков и славили их, устраивая в их честь соревнования, танцевали и пели песни. Но у каждого племени был свой дух-хранитель, что не давал немертвым разгуляться и навредить племени, а предки и сами не стремились навредить потомкам. Конечно, попадались и «залетные» злые духи, стремящиеся полакомиться душой или плотью, но от таких их защищал шаман и те, кому чужаки посмели испортить праздник.
Если кто-то вваливается к тебе в разгар веселья, начинает нападать и крушить все, что попалось под руку, не понравиться даже духам. Судя по хмурому лицу Дотуна, защититься, в случае чего, им будет нечем.
* * *

Караван продвигался вперед, но плохое предчувствие не отпускало бывалого воина. Дотун еле сдерживался, чтоб не пустить саранов в галоп, наплевав на дорогой груз. Нельзя, нельзя было ехать сегодня, но убедить в этом караванщика не удалось – никогда не умел северянин свивать из слов кружева, в отличие от своего младшего брата, который мог заболтать, кажется, даже камень.
Заснеженный лес принял караван спокойно, укрывая пышными ветками от ветра, и многие вздохнули свободнее, начиная осматриваться не только с напряжением, но и удовольствием. Да уж, на юге такой красоты не увидеть, на несколько мгновений Дотуна обуяла гордость за свою родину.
Постепенно пришлось замедлиться, в лесу не было достаточно широкой прямой дороги, скорее, петляющая тропа, и идти быстро без шанса врезаться в ствол или зацепиться подводой за склоняющиеся толстые ветви стало невозможно, но в строки они укладывались. Мужчина мысленно понадеялся, что все его предчувствия – глупость, не выспался, настроение плохое, вот и мерещиться всякое. До деревни оставалось всего около получаса езды, когда на лес опустилась тьма. Резко и неожиданно, будто солнце просто рухнуло за горизонт. На чистом небосклоне засияла луна, вокруг нее закружили свой танец звезды.
- Вперед!!
Пронесся клич от первой повозки и караван рванул вперед, туда, где меж деревьев виднелись огни жилья.
* * *

Они не успели совсем немного. Две первый подводы уже вышли из-под длани леса, когда по ушам ударил нечеловеческий вой. В нем сплелись тысячи голосов, куда-то зовущих и о чем-то просящих, звериные песни и гул взбесившейся вьюги. Дотун обернулся и с ужасом увидел, что их догоняет настоящий буран. Бешеный ветер качал столы деревьев и ломал толстые ветки, будто соломинки, а в несущейся снежной стене словно мелькали чьи-то силуэты. Караван растерянно застыл на жалкую секунду, но этого хватило, чтоб буран настиг их, отрезая от окружающего мира и снижая видимость практически до нуля. Температура упала еще больше, и холод проникал даже под куртки из шкур пещерных медведей, но ужас был еще холоднее. Потому что Дотун точно знал, кто танцует в снежных вихрях. Виттако.
В голосах немертвых, сливающихся с воем бури, слышались восторг и упоение, заглушая крики живых. В мгновение ока единый организм каравана превратился в разрозненную толпу. Дичь для немертвых охотников, особенно сильных в эту ночь. Закричав от переполняющих его страха и жажды жизни, Дотун ударил пятками по бокам сарана, заставляя того бежать, и животное послушно потрусило вперед, склоняя голову и буквально тараня шквальный ветер и острейшие льдинки. То и дело рядом мелькали полузвериные фигуры, нападающие на людей, но и охрана каравана не была испуганной жертвой. Бывалые воины быстро пришли в себя, начав бить в ответ.
* * *

В голосе стаи был слышен откровенный восторг. Добыча оказалась достойной. Испуганных людишек стая быстро растащила в стороны, выбираясь за пределы наведенной вьюги, но среди пойманных не было ни одного воина. Все они остались там, в сердце ледяной клетки, где часть стаи пыталась их достать. Замелькали вспышки заклятий, ударили мечи и булавы. Но что нежити заклятья, если они соскальзывают с ледяных шкур? Что им удары оружием, если раны зарастают на глазах? О да… На каждый свой удар добыча получала два – болезненных, тяжелых, изматывающих, но совсем не смертельных. Хотелось посмотреть на сколько хватит выдержки и сил у этой добычи, дождаться когда сладкие нотки страха пропитают воздух, паника захлестнет с головой, заставляя отдаться на милость животных инстинктов и полностью раствориться в погоне. Ну же, бегите, бегите. Вы же сильные и сможете бежать долго… Над лесом пронесся протяжный вой и…люди побежали.
* * *

Вьюга взвыла, вторя ликующим немертвым, рассыпалась в стороны, подталкивая бегущих в спины. С каждым новым всполохом урагана, поднимающего тучи снега, на сверкающий покров опускалась четырехлапая фигура. Она потягивалась, царапая когтями наст, и срывалась с места. В погоню за своим личным трофеем.
Ветер немного стих, но это не спасало. Охотничья песня не угасала, заставляя ужас стискивать сердце, незнакомые голоса манили, то обещая легкую смерть, то избавление, снег проваливался под ногами, и едва получалось устоять. Всем телом ощущалась настигающая жажда крови. В голове крутилась лишь одна мысль: вперед, вперед, вперед, но усталое тело подчинялось плохо. Болели рваные раны, под распоротую одежду пробирался мороз, иссеченная льдом кожа зудела, вызывание желание взвыть. Но орк смог рассмотреть огни впереди и бежал туда. Рычание раздалось совсем рядом и обернувшийся Рахнум, наконец, смог рассмотреть существо, избравшее его своей жертвой. Облик за мгновения отпечатался в памяти орка. Поджарое звериное тело, покрытое густым белым мехом. Мощные лапы с жуткими когтями. Вытянутая, похожая на волчью, морда, в которой смешались человеческие и животные черты. Поджарое звериное тело, покрытое густым белым мехом. Искривленная в ухмылке пасть, усеянная кинжальными клыками. И глаза. Яркие желтые глаза, в которых полыхали удовольствие и…голод.
* * *

Самхейн – ночь тех, кто ушел за Грань. Тех, кто прошел свою земную жизнь, но не захотел покидать родной мир, оставаясь в нем наблюдателем, охранником или охотником: призраков, духов и нежити. Праздник тех, кто ушел под длань Тьмы: некромантов, ведьм и колдунов. И ничто не может повлиять на истончившуюся грань меж мирами живых и мертвых, ни неверие «посвящённых» городских жителей, ни магические катастрофы, ни короткая память. Поэтому те, кто действительно помнит и знает, с радостью воздают почести своим умершим родственникам, оставляя им дары на пороге. В домах на столе яблоки и сидр, комнаты пропитаны ароматом мяты и шалфея, а со стен смотрят пылающими глазами вырезанные из сухих тыкв головы «фонарей Джека». И если в больших городах люди высыпают на улицы, устраивая шествия, то в глубинке дело обстоит совсем по-другому. Там никто и никогда не выйдет на улицу в эту ночь, потому что там , снаружи – праздник Мертвых. И там нечего делать живым.
Поэтому, слыша завывания снаружи, никто из жителей деревни под названием Лесное и не подумал высунуться наружу. Осенив себя знаком, отгоняющим зло, каждый житель поярче затопил огонь, занавесил окна и вернулся к столу. Кто-то лишь посетовал на то, как разбушевалась погода, а старожилы мысленно вздохнули, зная, кто именно поет такие песни.
На следующий день охотники деревни, отправившиеся в лес, нашли остатки каравана и следы битвы. После тщательного поиска в сарае они нашли бессознательного орка. Подлечив, жители отправили его с ближайшим караваном в порт. Назвавшийся Рахнумом орк хотел вернуться домой.
* * *

Этот Самхейн Рахнум проводил в Сангре. Теперь этот праздник ничего, кроме ужаса у него не вызывал. Он до смертного одра будет помнить и караван, и нападение нежити, и то, как он спасся.
Орк до сих пор не мог понять, каким образом он сумел добраться до сарайчика на окраине деревни. Солнце вот-вот должно было взойти, загоняя нежить в ее логово, но.… Добрался до спасительного укрытия не он один. Дотун уже открывал дверь, когда Рахнум кожей ощутил, как готовится к прыжку белый зверь.
Нет, орк не жалел о совсем поступке – либо Дотун, либо он. Но зеленокожий никогда не забудет человеческого крика, что он услышал, уже захлопнув дверь.
Потом его нашли жители деревни и помогли: подлечили раны, насколько смогли, накормили и дали набраться сил. А главное – ни о чем не спрашивали, за что он был особенно благодарен. Прошел год и, казалось, воспоминания немного поутихли, как и тот сумасшедший страх. Но на город опускается ночь, и память вновь пробуждает припорошенное временем. Рахнум не смог заставить себя выйти на шумную улицу, где никто не опасался злых духов и голодной нежити. Здесь повсюду было столько магов и защиты, что немертвым было просто опасно появляться.
В дверь раздался стук и орк в который раз со вздохом поднялся – в этом городе была странная традиция ходить от одного дома к другому, собирая угощения или, наоборот, раздавая небольшие подарки. Рахнум был не против этой традиции, но к нему стучат уже в седьмой раз! А открывать дверь орк по неведомой причине опасался, каждый раз представляя, как к нему приходит погибший из-за него Дотун. Но в этот раз раздражение пересилило и мужчина, ругаясь под нос, добрался до входной двери, рывком ее распахивая и решая, что лучше – повесить на дверь замок, словно дом заперт и никого нет, или табличку с той же надписью. Но стоило ему увидеть гостя, как все мысли вылетели из головы. Оказывается, и орки не лишены пророческого дара.
Перед ним стоял… Дотун. Изменившийся, похожий на тех тварей, но в полузвериной морде нельзя было не разглядеть узнаваемые черты.
- Здравствуй, Рахнум. – Улыбнулся Дотун так, что по коже замершего орка прошли мурашки.
- Ты ведь не будешь держать приятеля на пороге?
Несильный вроде бы толчок, но Рахнум буквально влетел обратно в коридор. Немертвый вошел и аккуратно закрыл за собой дверь, приглушая радостные крики с улицы.
На следующий день тело орка, нашли представители власти. Выглядело оно так, словно на Рахнума напал дикий зверь. Но узнать, кто впустил и натравил на наемника животное, не смогли.
* * *

Беги, беги вперед,
Беги, не чуя ног,
Хоть холод мышцы рвет,
Хоть нет в снегу дорог,
Пусть даст тебе твой бог силы выжить.
© «Канцлер Ги», "Вендиго".

@темы: Мир Либриума, Мой бред

00:12 

Мастер.

«А что подумал Кролик, никто не узнал, потому что он был очень воспитанным»
Я всегда любил путешествовать , объездил немало мест прославленного Либриума, и в Сангре, конечно, был не единожды. Родился я в небольшом городке на юге Светлого королевства, но после первой встречи с этим городом я в него просто влюбился. И когда в очередной раз выдалось свободное время, то я поспешил именно сюда.
«Куклы Мастера Штайна. Самые лучшие куклы – как живые».
Красочная вывеска привлекла мой взгляд, когда я неспешно прогуливался по главной улице торгового квартала. Сквозь огромные окна магазина просматривалась витрина с множеством кукол. А ведь я слышал об этом магазине: говорят что из-под рук этого мастера выходят настоящие шедевры. Не сдержав неожиданно взыгравшего любопытства, я вошел внутрь. Магазин отнюдь не пустовал – мисс и миссис разного возраста и достатка со своими детьми и подопечными рассматривали витрины, видимо, выбирая игрушку. Рассматривая хрустально-кружевное убранство, я замер на несколько секунд. Казалось, что я попал в сказку, а куклы на витринах были феями. Маленькие, с ладонь, и большие, ростом с человека, соломенные и фарфоровые, дети и девушки, остроухие эльфы и желтоглазые оборотни, принцессы в воздушных нарядах и охотники с оружием в руках, танцующие и неподвижные. Всегда себя считал нормальным взрослым мужчиной, который давно вышел из детства, но здесь…
- Господин желает приобрести что-то?
Голос, похожий на перезвон колокольчиков, вывел меня из этого странного состояния. Я даже не заметил, как ко мне кто-то подошел!
- Здравствуйте, мисс. Меня привело сюда любопытство.
Обернулся я к продавщице…и понял, что влюбился. Она была идеальна. Зеленые глаза сияли, белокурые волосы блестящей волной спадали на плечи, милое личико светилось доброжелательностью, а изумительную фигурку охватывало темно-зеленое летнее платье.
- Любопытство – очень хороший стимул. – Она улыбнулась еще шире: мой ответ позабавил ее, и сейчас я по-настоящему был рад тому, что являюсь слабым эмпатом, потому что искренние эмоции девушки омывали, словно морской прибой.
- Хотите я покажу Вам куклы Мастера? Возможно, какая-то понравится Вам настолько, что Вы не захотите без нее уходить?
Я едва сдержал слова о том, что уходить я не захочу без нее.
Даже под сывороткой правды я не смог бы рассказать о чем мы с ней говорили, обходя магазин, все слилось для в одно радостно-светлое пятно, пока нас не прервали.
- Лилиан, помоги, пожалуйста, гостьям.
Высокий среднего роста мужчина оказался рядом совершенно бесшумно, хотя меня не смог бы отвлечь от моей спутницы даже конец света, которым так любят пугать большинство предсказателей.
- Да, конечно, Мастер. – Видя как девушка под взглядом этого…мастера буквально расцветает, я едва сдержал порыв нагрубить , заявив, что он вполне может с покупателями справиться и сам.
- Прошу меня извинить. – Присело в реверансе светлое чудо и упорхнуло к маме с непоседливой дочкой. Я же обратил более пристальное внимание на мужчину. Я думал, что этот неведомый мастер-кукольник будет каким-нибудь почтенным сухоньким старичком с мягкой улыбкой и добрыми глазами, но реальность оказалась совсем другой. Мастер оказался высоким подтянутым мужчиной лет тридцати, в костюме строгого покроя , без всяких очков. Глаза его, глубокого карего цвета, излучали отстраненный интерес, а в эмоциях была лишь вежливая доброжелательность. И ни капли удивления. Кажется, мужчина, покупающий куклы – это обычное дело. Хотя, возможно, он подумал что я ищу игрушку для дочки?
- Рихард Штайн. – Представился он и продолжил. – Кажется, Вы никак не можете определится с выбором. Позволите Вам помочь?
- Даниэль Рамир. – Не стал нарушать я правила вежливости, так же назвав свое имя, и ответил то же, что и юной нимфе. – Меня привело сюда любопытство.
- Тогда не смею мешать. Ваша кукла сама Вас найдет. – Выдав странную фразу, кукольник коротко кивнул и удалился.
В тот день я ушел без покупки. Как и в следующий. И в следующий тоже. Каждый день я приходил к белокурой нимфе с именем цветка, с восторгом чувствуя как в ответ на мою симпатию она проявляет ко мне все более явственный интерес. Я ей нравился - я это чувствовал. Хозяин магазина этим посещениям не препятствовал, и я бы и вовсе позабыл о его существовании, если бы не видел: для Лилиан он гораздо важнее меня. К нему она испытывала столь яркие и светлые эмоции, что это ввергало меня в недоумение и дикую ревность, тем более что мистер Штайн воспринимал такое поведение девушки как должное. Но я не буду Дэниелем Рамиром, если моя Лили не позабудет этого франта, который не достоин сердца лучшей из девушек!
* * *
Сегодня мое терпение лопнуло. Я решил начистоту поговорить с Лилиан, признавшись в своих чувствах, и попытаться уговорить ее уехать со мной, прочь от этого магазина и его хозяина. На часах была почти полночь, но в окнах магазина горел свет. Лили рассказал мне, что живет тут же, так как у нее нет совей квартиры, и «Мастер дал ей жилье». Сколько же было благодарности в голосе моей нимфы, когда она говорила об этом…
Дернув за ручку, с удивлением обнаружил, что дверь открыта. Возможно, запоздавший клиент еще не ушел? Мистер Штайн часто делал куклы на заказ, для богатых людей и за большие деньги. На любой вкус, так сказать. А ведь некоторые куклы были еще и магическими: ходили, разговаривали, имитировали поведение людей. Когда я увидел в первый раз такую игрушку, мне, признаюсь, стало жутковато, настолько по-человечески это выглядело.
В зале никого не было, поэтому я медленно пошел к двери в дальней стене, ведущей в подсобные помещения. Почему-то сейчас, в мире света и искусственных кукольных лиц я почувствовал себя неуютно. Казалось, сотни немигающих нарисованных глаз следят за мной, рассматривают оценивающе и неслышно переговариваются между собой, шевеля неживыми губами. Встряхнувшись, словно пытаясь отогнать глупое ощущение, я громко позвал.
- Лилиан! Мистер Штайн!
Никто не откликнулся и во мне заметались тревожные предчувствия уже совсем другого рода. Может быть что-то случилось и им срочно нужна помощь? Более не раздумывая, я поспешил внутрь, уже не видя как кукла-дворецкий, всегда стоящий у входа, запирает входные двери.
* * *
- Мастер, Мастер! Он все-таки пришел!
Вот что я услышал, когда почти невменяемый от волнения распахнул дверь мастерской. Распахнул – и замер в шоке от увиденного. Моя Лили, моя белокурая нимфа, сидела на стуле, положив на верстак руку, а хозяин магазина заменял ей локтевой сустав. Не было ни медицинских инструментов, ни крови, ни гримаски боли на милом личике. Только непонятные мне приспособления, краски и молочно-белая кукольная масса. Я уже видел подобные заготовки... Но Лилиан??
- А что у тебя с лицом, Даниэль? Не волнуйся, это я случайно подставилась и Мастер меня латает.
Да. Она поранилась. Серьезно, наверное. Магия ведь может многое. Это просто протез...да.
И куклы не имеют к этому никакого отношения. Моя Лили ведь беспокоится, и боится немного, я же чувствую…
* * *
Замерший в дверях юноша не сдвинулся с места, зачарованно глядя на то, как последний мазок кисти ложится на искусственную руку белокурой красавицы. Даже тогда, когда Лилиан, продолжая щебетать что-то, вспорхнула со стула и приобняла юношу за плечи, он не пошевелился.
- Ты не волнуйся, все хорошо будет. Вот видишь. – Она показательно согнула и разогнула руку в локте, щелкнув пальцами перед лицом Даниэля, тем самым выводя его из ступора. – Мне ни капельки не больно, мы вообще боли не чувствуем. А я тебя так ждала, так ждала. Хотела тебя сама встретить, но не получилось.
На секунду на личике появилось выражение грусти, но через секунду оно вновь сменилось улыбкой. Мастер смотрел на это с добродушной снисходительностью.
- Мы?
Кажется, это все, что дезориентированный парень уловил из радостного щебетания девушки. Умный мальчик.
- Куклы. – Пояснила «нимфа», будто юноша был неразумным ребенком. - Куклам незачем чувствовать боль. Ну ничего, ты тоже скоро ее не будешь чувствовать. – Пообещала она, проводя пальчиками по шее не успевшего дернутся парня. Тонкая игла воткнулась в кожу, вливая дозу яда. – Вы, люди, вообще такие странные. Что-то делаете, куда-то спешите, но сами не знаете зачем. Не то, что мы.
Уплывающий в забытье Даниэль пытался побороть яд и с обреченностью понимал, что у него не получается. И что он сейчас потеряет сознание и больше не очнется. Теперь все эфемерные взгляды кукольных глаз уже не казались ему игрой воображения. Последнее, что слетело с его губ, было, сказанное так, будто это вопрос был для него по-настоящему важным.
- Зачем?
Он не смог произнести все, что хотел, но кукла его поняла. Перед тем как сознание поглотила темнота, юноша услышал, чувствуя чужое счастье.
- Кукла живет ради своего Мастера. У меня будет братик – как же я все-таки рада!
* * *
Через неделю Даниэль Рамин выписался из отеля и, купив билет на дирижабль, отбыл в Аурум,а затем и домой. Никто из родных не заметил никаких перемен в его характере, хотя отметили, что выглядел он очень радостным и воодушевленным. Спустя год Даниэль Рамин был признан погибшим, не вернувшись с охоты в диких лесах Тай-Кина.
* * *
Часы зазвонили полночь, когда в дверь магазина кукол Мастера Штайна раздался стук. Белокурая девушка, что-то листавшая за прилавком, подняла голову и расплылась в радостной улыбке, увидев посетителя. Мгновенно побросав все дела, она бегом кинулась вперед, с нетерпением впуская гостя. И стоило тому переступить порог, со счастливым визгом повисла у него на шее.
- Братик приехал!
- С возвращением домой, Даниэль.
Рихард Штайн стоял у стены и ласково улыбался, глядя на сероглазого юношу. Тот обнял сестренку и склонил голову в поклоне, приветствуя кукольника.
- Да, Мастер.

@темы: Мир Либриума, Мой бред

00:50 

С возвращением.

«А что подумал Кролик, никто не узнал, потому что он был очень воспитанным»
Либриум. Где-то в Северных лесах.
Щенок, на глазах превратившийся в здоровую зверюгу, рванул волчице с явным намерением порвать ее на много-много маленьких оборотниц. А вот парочка магов полностью сосредоточилась на девушке. Взмах – и в нее летят светящиеся Черепа, клацая челюстями и беззвучно завывая, но девчонка не ждет и в долю секунды отвечает своим ударом.
Ссссшшшааххх.. С тихим шипением плавятся магические конструкции в черном тумане проклятья. Или это мое воображение само рисует подходящий звук? Не знаю. Я смотрю вниз, наблюдая. Малефик в прямом бою – зрелище редкое, чтоб я могла уйти просто так. Плавно сменив позу я вдруг с возрастающим недоумением увидела, что брюнетка-то убегает. Быстро бежит, словно от этого зависит ее жизнь, и рыбкой ныряет под прикрытие деревьев. Но ведь не похоже, чтоб …Чтооо???
Я, позабыв про возможную опасность, сунулась вперед, глядя на ЭТО. Крыса. Огромная, больше лошади, со змеиным хвостом и такими клыками, что любой демон позавидует. И я ведь едва успела все это разглядеть, потому как зверушка метнулась к магам так быстро, что едва ли не размазалась в воздухе. Первого химеролога буквально раскатало по земле тяжелой тушкой, второй атакует, но заклятье даже не долетает до зверя. Но почему? Я судорожно пытаюсь вспомнить встречалось ли мне описание хоть чего-то похожего и понимаю – не встречалось. Я еще могу понять превращение в обычную крысу, но не в этого же мутанта. Истинных метаморфов в Либриуме нет, а принять облик больше и тяжелее собственной тушки невозможно. Значит, человеческое тело – второстепенно. Но таких рас в этом мире не существует!
Внизу картинка по степени расстановки сил не слишком поменялось – зверушка уже практически добралась до горла второго мага, двигаясь слишком быстро для такого большого животного, а я, наконец, догадываюсь посмотреть на творящееся внизу действо магически зрением – и едва ловлю падающую челюсть. Оно жрет магию! Все магические потоки всасывались в тушку крысы словно в воронку смерча, попросту пропадая в ней.
Победа предсказуемо осталась за крысой.
Ну ничего себе малефики пошли.. Но как все-таки интересно!
* * *
Мимо такого случая я пройти не могла и по возвращении сразу напрягла своих ребят, выдав им описание крыски, а сама на следующий день вернулась в Либриум и направила свои стопы в Центральную Сангрийскую библиотеку. А где еще можно найти информацию о всяких редкостях? Не по секретным архивам же мне шастать.. Впрочем, если нужно будет, то и по ним пройдусь.
Библиотека встретила меня обволакивающей, пропитанной книжной пылью тишиной, и приглушенным приятным для глаз светом. Оглядевшись, я прямиком направилась к библиотекарше, восседающей за своим столом как королева на троне.
- Добрый день. – Вежливо поздоровавшись и понизив голос почти до шепота, выдала ей свой запрос. – Не могли бы Вы мне помочь с поиском? Мне нужны книги с перечислением рас, живущих или живших в Либриуме.
Последнее я решила на всякий случай добавить. А то всего год назад весь мир считал, что серпернтеры вымерли, что не мешает им сейчас торговать, ввязываться в войны и рассылать посольства по материкам. Вдруг и этот мутант к той же категории условно вымерших относится?
Средних лет женщина, заведующая сегодня книжным царством, окинула меня слегка недоуменным взглядом, но вопросов задавать не стала.
- Конечно. Пойдемте, я провожу Вас в читальный зал.
Буквально через пять минут я уже сидела за столиком в гордом одиночестве с каталогом под рукой. Проведя ладонью над раскрытыми страницами каталога, произнесла.
- Исчезнувшие расы Либриума.
Мягкая магическая вспышка – и на столе передо мной появляется с десяток книг. Что ж, копаться в бумажках я не слишком люблю, но раз надо. .. Вздохнув и устроившись поудобнее, я взяла первую книгу в руки и раскрыла страницы...
* * *
Я начинаю считать себя последней идиоткой. Или сумасшедшей, которой неведома зверушка только привиделась. Целую неделю я моталась в библиотеку как на работу, приходя к открытию и уходя перед тем, как работники уходили домой. И не нашла НИЧЕГО! Десятки запросов, сотни книг и ни одного упоминания крыс-переростков. С раздражением оттолкнув последний фолиант, резко встала. Все, хватит на сегодня, иначе от избытка ненужной информации у меня просто закипят мозги.
Но Госпожа удача, видимо, решила наградить меня за свои труды, ибо уже практически выйдя из читального зала я уловила одну необычную фразу. И замерла, вслушиваясь..
- Смотри, тут же написано – полуразумны. Так что неудивительно, что они могут ответить ударом на удар. Так даже обычные животные делают.
- Да, вот только сколько полуразумных существ ты можешь назвать, которые запросто из добычи эльфов превращаются в охотников на них?
- Запросто? Да враки. На Шириит же от силы пятерка кораблей плавала – магия-то там не работает..
Вот оно! Расплывшись в улыбке я молнией метнулась обратно к столу. Ну почему, почему мне в голову не пришло, что сие существо может считаться животным, а не расой?! Вот что значит узколобость мышления… Благодарю тебя, Отец-Паук, а то ведь так и мучилась с этими расами, идиотка.
Новый запрос, новые книги… Под вечер я выходила из библиотеки с ощущением победы. Теперь я знаю кого мне искать. Надо же, новая раса. Почему они скрываются? Почему не заявят о себе? Не хотят? Или не могут? В голове роились тысячи вопросов, но внутри уже пел знакомый мне охотничий азарт, говорящий о том, что ответы я найду. Сколько бы сил и времени мне не пришлось затратить.
* * *
- Миледи Ришима! Миледи Ришима!
Не прекращая напевать себе под нос, я остановилась и дождалась, пока окликающий меня парень не поравняется со мной.
- Что такое, Малакааш?
Брюнет остановился, пытаясь отдышаться. Хах, это ж сколько он меня догнать пытался? Да и не в стиле моего архивариуса носиться по коридорам замка как наскипидаренному тушканчику.
- Простите, если я не вовремя.. Просто Вы просили, если найдется что-то о тех крысах, сразу информировать Вас..
Он распрямился, поправляя растрепавшиеся волосы, дабы выглядеть представительно, и протянул мне стопку бумаг в ответ на заинтересованный взгляд.
- Я нашел кое-что. Несколько упоминаний в старых хрониках. Не знаю то ли это, что Вам нужно, но…
- Ну, хватит тебе строить из себя стеснительного мальчика.
Хмыкнув, я окинула насмешливым взглядом и в самом деле выглядевшего смущенным парня и взяла бумаги у него из рук. Интересно, что же он там такого накопал?
Демоненок же усмехнулся как-то цинично и жестко, выдав.
- Не стоит выбиваться из образа. Мало ли куда меня может занести дорога познания. А старые хранители наглецов не любят.
Это точно.
* * *
« Но не суждено было Аль-Саруду одержать победу в этой битве, ибо коварны и хитры все демоны без исключения, а не только он один. Когда его армии оставалось лишь добить оставшихся воинов Сармарррааа, позади рядов инфери и ревущих от нетерпения Низших раздался ввинчивающийся в уши писк. И появились крысы. Около полусотни гигантских, не менее пяти метров в холке, животных сплошной серой рекой хлынули вперед..
В первое мгновение бойцы нападавших замерли, не замечая как выжившие противники откатываются назад. Это мгновение и оказалось решающим. У Аль-Саруда не осталось шансов.
Первыми пали инфери, личи и другие порождения некромантии. Крысы их даже не замечали, раскидывая собственными телами и ворвавшись в строй живых. А не-мертвые так и не встали, рухнув при приближении странных животных.
Очнувшиеся маги ударили по новой угрозе всем возможным арсеналом, но заклятья не достигали цели, распадаясь в воздухе. Далеко не сразу они поняли бесполезность своих попыток , ибо мысль о том, что всемогущая магия не действует, не могла уложиться в голове армии магических существ. А крысы не теряли времени, не обращая внимания на эти попытки. Впавшие в боевой раж животные убивали всех, кто попадался им на пути. Сломанные ударами хвостов тела, перекусанные или отравленные ядовитыми клыками, сбитые и растоптанные…
Как только в рядах бойцов наступает растерянность и паника – они превращаются в кучку не способных дать отпор животных. Диких, перепуганных, метущихся..
Из армии Аль-Саруда от стен Техре живым не ушел никто. Сам Аль-Саруд был принесен в жертву Кали на празднике, посвященному победе.
А среди телохранителей Сармарраа, Владетеля одного из крупнейших доменов Инферно появились новые – всегда собранные и спокойные юноши и девушки, в моменты опасности превращающиеся в гигантских крыс, пожирающих магию. И имя им было – ксари».
* * *
Инферно. Резиденция Дома Скользящих. Пять недель спустя.
Я это сделала. Нет, не так – Я ЭТО СДЕЛАЛА! Хотелось оскалиться и зарычать, выплескивая переполняющее меня удовольствие и гордость от проделанной работы. Что я и сделала, напугав притаившегося за дверью скампа. Еще раз придирчиво осмотрела ритуальную печать и довольно вздохнула – все идеально.
Да уж, скольких трудов мне стоило найти описание этого ритуала – на трезвую голову не рассказать, просто нервов не хватит. Я –то думала, что нахождение небольшой порции знаний о необычной крыске принесет лишь удовлетворение моего любопытства, но когда мой «хранитель книг» принес упоминание о ксари… Я была просто в шоке. Да еще мой папаша, чтоб ему поцелуй Невесты получить, мне с братцем о них страшные сказки рассказывал! Пожалуй, такой активной деятельности с моей стороны мои соклановцы не наблюдали со времен холодной войны с соседом, который не мог примириться с нашим появлением. Почти месяц я не появлялась дома, мотаясь по архивам Глав наиболее древних Домов, рискуя однажды просто не вернуться назад – их Хранилища защищены оочень хорошо. Но я нашла почти все, что меня интересовало.
Оказалось все не слишком сложно и практически банально для находящегося в вечном состоянии войны Инферно. Две с половиной тысячи лет назад Глава Дома Тени – Сармаррраа влез в локальную стычку с Главой другого Дома. Кто там полез первый – покрыто мраком истории, но для меня это интересно не было. Важен другой факт – Сармаррраа вывел вид новых бойцов, скрестив как минимум три расы, в список которых входили демоны и оборотни, получив этих самых разумных крысюков. Когда дело дошло до прямого столкновения – в решающий момент выпустил их на поле боя и эти милые зверушки раскатали чужую армию под чистую. Еще через тысячу лет он снова влез в заварушку, но на этот раз противник оказался ему не по зубам. Демон погиб, Дом перешел победителю, а ксари – исчезли. Разрушилась привязка к хозяину, и они то ли не захотели больше горбатиться на дядю, то ли получили магический откат, но факт остается фактом – ни одного представителя этой расы в Инферно больше не осталось.
Зато практически в то же время в одном из миров появились несколько сотен гигантских крыс, занявших целый остров. Думаю, как называется тот мир, понять совсем не сложно..
Пройти мимо такого шанса я просто не имею права, и потому – снова вылазки по Хранилищам, на этот раз в поисках ритуала «привзяки». Как выяснилось – без хозяина ксари теряют большинство магических способностей, оставаясь в первичном облике. Не удивительно, что сейчас их считают полуразумными тварями. Трижды меня чуть не прибило, сколько раз я едва успевала унести хвост из опасного места и вовсе не пересчитать. Но я его нашла и сейчас передо мной расходилась причудливыми волнами печать, только и ждущая первых капель крови и слов клятвы.
* * *
Либриум. Один из небольших городков на границе. Тем же вечером, час спустя.
Кассандра никогда не думала, что будет участвовать в настоящей, глобальной войне. Локальных стычек в Либриуме всегда было много – разумные просто не могут не воевать. Причина будет всегда – от нанесенного оскорбления до украденной соседом курицы, потому в услугах услуги некроманта не перестанут нуждаться никогда: люди и нелюди умирают и будут умирать. Но чтоб так, на передовой, превращаясь в проводник чистой энергии смерти, пропуская ее через себя, вновь и вновь поднимая павших воинов, дабы они несли смерти врагам… Не думала. Но никогда бы брюнетка не сказала, что ей это не нравится – ощущение почти всемогущества. Когда сила буквально распирает, едва не разрывая на куски..
Кэсс сделала глоток из кружки и тряхнула головой, отгоняя воспоминания. Так и подсесть на это ощущение недолго, и будут ее потом всем миром ловить, чтоб обезопасить окружающих. Свихнувшийся мастер некромантии – это вам не мург чихнул.
Накинув куртку, брюнетка вышла из таверны на улицу, чтоб проветрить голову. Она слишком разумна, чтоб подвергать жизнь такой опасности. Даже ради короткого мига становления практически богом.
Тихие шаги на пустынной улице и чужой, чуждый городским улицам запах заставил очнуться от раздумий и остановиться посреди дороги.
Никого.
- Не стоит нападать.
Незнакомая блондинка появилась метрах в пяти впереди, буквально соткавшись из воздуха. Но – медленно и осторожно, словно не желала спровоцировать собеседницу .
- Ну, раз Вы не напали, имея такую возможность, значит от меня нужно что-то другое. Я внимательно слушаю.
Мышь окинула незнакомку холодным взглядом, в котором едва-едва угадывалось любопытство. Откат от «передозировки» некроэнергии будет отражаться, похоже, в «отключении» эмоций еще какое-то время после окончания боевых действий. И это прекратиться явно не сегодня.
Да и наверняка девица – просто новый заказчик, так что удивляться просто нечему.
- Приятно разговаривать с понимающим собеседником.
Блондинка, уже не опасаясь, подошла ближе, заставляя Кассандру насторожиться и окончательно скинуть полусозерцательное состояние – от нее веяло слишком большой силой. Темной, присущей только порождениям Инферно, уж кому как не ей это можно почувствовать.
- У меня к Вам есть интересное предложение.
Блондинка вынула из-за пазухи папку с документами и передала ее магичке. А, дождавшись пока та закончить чтение( наблюдать за сменой эмоций на обычно практически бесстрастном лице было для демоницы сплошным удовольствием), выдала такое, что Ниро замерла, буквально «зависнув» и переваривая информацию, не замечая ничего вокруг. Поразительная беспечность.
А потом некромантка расплылась в предвкушающей и как никогда искренне радостной улыбке.
- От такого предложения просто невозможно отказаться.
Потому как незнакомка произнесла всего одну, но совершенно неожиданную фразу.
- Как Вы смотрите на то, чтоб Ваша любимая семья получила возможность бегать на двух лапках?
* * *
О. Шириит. Восемь часов спустя.

Маленький крысенок бежал домой, неся новости о том, что к у стада бизонов пополнение и можно будет славно поохотиться, что было редкостью. Популяция диких животных сокращалась – «коренных» жителей было слишком много. Они старались следить как за собственной демографической ситуацией, так и за окружающей их неразумной добычей. Но молодняк есть хочет - и с этим ничего не поделаешь.
Но добежать ребенок не успел – его скрутил приступ дикой боли. Он рухнул на траву, воя и пища, чувствуя как ломается тело и рвутся мышцы. Такой боли молодой грызун не чувствовал никогда в жизни, так что не удивительно, что малыш просто потерял сознание. И уже не видел, что собственное тело кардинально изменилось. На месте крысеныша лежал человеческий ребенок.
То же самое сегодня произошло со всеми крысами, что восемьсот лет назад нашли убежище на этом острове.
Пробудилась демоническая кровь, внося изменения не только в жизнь племени бывших «полуразумных животных», но и в жизнь всего Либриума на пару с Инферно. Но об этом знали пока только двое – отдыхающая на полу ритуальной залы брюнетка по кличке Мышь и проводившая ритуал блондинка-демоница, с предвкушающей перемены улыбкой смотрящая на медленно гаснущую магическую печать.
- С возвращением, ксари.
Блики сотни свечей отразились от хрустального ободка бокала, когда блондинка подняла его и пригубила вино, произнеся тихим голосом свой тост. А с пола ей вторил другой, более глубокий и счастливый.
- С возвращением.




@темы: Мой бред, Мир Либриума

Свалка

главная